Тема будущего в произведениях Андрея Платонова

А. Платонову выпала доля жить в очень трудное, переломное и неоднозначное время, когда революционные идеи стали неотъемлемой частью человеческого сознания, общество всерьез говорило о строительстве светлого будущего, нового мира и господства в нем “просветленного” знаниями человека, но одновременно в сознании еще многих людей царили невежество, дикие нравы, рабский дух. Глубоко впитав все эти противоречия, А. Платонов мечтал и стремился только к одному: “Но не бойтесь, мы очистимся; мы ненавидим свое убожество, мы упорно идем из грязи.

В этом наш смысл. Из нашего уродства вырастет душа мира”.

Мы рассмотрим два произведения писателя – повести “Котлован” и “Джан”, в которых автор рассматривает тему будущего.

Повесть “Котлован” была написана А. Платоновым в 1930 году. И сразу это произведение вызвало незамедлительную реакцию цензуры и высокопоставленных государственных лиц, даже самого Сталина.

Уже с первых страниц произведения Платонов беспощадно оголяет серьезную проблему в обществе:

противостояние живого человека и абстрактного государства. В беседе с Чиклиным Вощев с сожалением говорит: “Мне все кажется, что вдалеке есть что-то особенное или роскошный несбыточный предмет, и я печально живу!” Даже когда Вощев активно и с энтузиазмом принимает участие в “значительном и полезном” предприятии – вместе с другими героями роет котлован для будущего здания, – в его сознании зарождаются сомнения: “Не убывают ли люди в чувстве своей жизни, когда пребывают при стройке? Дом человек построит, а сам расстроится. Кто жить тогда будет?”.

Поэтому глубоко символичной является смерть маленькой девочки Насти, для которой, собственно говоря, и собираются строить новый дом Вощев, Чиклин, Сафронов и другие. Ведь в любых начинаниях, где людей не объединяют обоюдные интересы, общие идеи и светлые надежды, нет будущего.

Оказывается, участники общего дела преследуют совершенно разные личные цели: один желал нарастить стаж и уйти учиться, второй ожидал момента для переквалификации, третий же предпочитал пройти в партию и скрыться в руководящем аппарате, и каждый с усердием рыл землю, постоянно помня эту идею спасения.

Заметим, что в повести “Котлован” Платонов не ради остроумной сатиры беспощадно обличает несовершенную действительность. К сожалению, автору пришлось столкнуться с тем, что причиной многих несчастий и регресса истории не всегда является проблема противостояния человека и государства, сам народ еще слишком медлителен, ленив и равнодушен к жизни. Поэтому выход, ту единственную ниточку, связывающую человека с будущим, Платонов видит в самоотверженной жизни героев-одиночек, бесстрашных и выносливых борцов за свои идеалы, как, например, герой следующей повести Платонова “Джан” Назар Чагатаев.

Молодой специалист Назар Чагатаев решил вернуться к себе на родину – “в середину азиатской пустыни”, которая когда-то встретила героя “у самого рождения” и, как могла, вскормила “скудным веществом жизни”. Теперь же молодой человек вернулся в пустыню, чтобы бросить вызов ее однообразию и убогости, тем самым возродив землю и своих земляков к новой жизни.

В отличие от слабых или беспомощных усилий героев повести “Котлован” Назару Чагатаеву удается даже среди тяжелых и безнадежных обстоятельств построить новую жизнь.

Он собирает вокруг себя людей, которые устали от жизни, уже отчаялись вновь стать счастливыми, чтобы одарить их новым источником человеческого существования. Этот источник живет в освобожденном и просвещенном сознании человека, которого не нужно будет что-либо заставлять делать, потому что он сам захочет быть полезным и деятельным в жизни.

Подводя итог нашим размышлениям о теме будущего в творчестве А. Платонова, следует еще раз подчеркнуть, что человек, по глубокому убеждению художника, живет на этой земле не только для того, чтобы удовлетворять свои обыденные желания и потребности. Есть у человека то сокровенное и заветное чувство, отличающее его от животного, благодаря которому осознанно строит будущую жизнь, “продолжает истинное дело всего исторического человечества”.



Тема будущего в произведениях Андрея Платонова