Тоска по гармонии в поэзии Ш. Бодлера (1)

О смертный, как мечта из камня, я прекрасна!
И грудь моя, что всех погубит чередой,
Сердца художников томит любовью властно,
Подобной веществу, предвечной и немой.
Ш. Бодлер
Литературный дебют Бодлера состоялся в 1845 году, когда в журнале “Художник” был опубликован сонет “Даме креолке”.
В истории французской литературы творчество Шарля Бодлера оказалось на переломе двух художественных эпох. Оно завершило прежнюю романтическую традицию и одновременно дало мощный импульс дальнейшему развитию французской поэзии.

Его считают предшественником символизма, одним из первых поэтов-урбанистов. Артур Рембо – лидер мирового поэтического авангарда, восторженно называл его “королем поэтов, настоящим Богом”, потому что трудно найти другого поэта, который сделал бы так много для радикального обновления поэтического сознания, а Поль Валери считал, что именно Бодлер “вернул… поэзии ее сущность”.
Сегодня Бодлера часто называют “последним романтиком”, и это не случайно. Мятеж против
жестокой и пошлой реальности, страстное стремление к идеалу – основное содержание всех его произведений. Об это свидетельствует и его культ красоты, и признание им великой миссии поэта, и противопоставление гения толпе.
Поэтический сборник “Цветы зла” – главный труд всей его жизни, вызвавший громкий скандал и в то же время принесший ему мировую известность. Он представляет собой новое качество романтической поэзии. Бодлер не воспринимает природу как источник обновления чувств или способ защиты от цивилизации. Наоборот, природа у него – враг человека. “Я никогда не поверю, – писал Бодлер, – что Божественная душа обитает в растениях, а если бы она там и обитала… я все равно считал бы, что моя собственная душа куда ценнее души священных овощей… Разумеется, порядок и гармония природы и помимо человека исполнены вдохновляющей силы, вложенной в них свыше; но вне человеческой мысли, способной воодушевиться ею, эта сила словно бы и не существует”. Поэт вообще стремился отыскать, преувеличить все слабости романтического искусства, подвергнуть окружающий мир анализу и отыскать в нем свою Красоту и свою Гармонию. Бодлер ищет вдохновения в “иной природе” – в произведениях искусства и продуктах человеческого труда. Он стал одним из первых поэтов-урбанистов. В цикле “Парижские картины” на первый план выступает тема большого города. Бодлер любит и одновременно ненавидит свой Париж, называя его “славной и скорбной картиной нашей цивилизации”. Славной, потому что возникновение мировых городов – это вершина развития человеческого общества, скорбной, потому что город-гигант является знаком заката культуры. Исследуя и анализируя окружающую действительность, Бодлер погружается
в самые недоступные и запретные бездны человеческого существования: унижающую нищету и смерть, опьянение, ночные кошмары, запретную любовь. Его мир “как лицо в слезах”, где “в сырой, белесой мгле дома, сливаясь, тонут”, “в больницах сумрачных больные тихо стонут”, а “нищета, дрожа, прикрыв нагую грудь, встает и силится скупой очаг раздуть”. Невозможность вести спокойную, красивую и гармоничную жизнь вынуждает человека бежать от пугающей действительности, топить тоску в вине или искать других наслаждений. А неизбежной платой за обладание земными благами становится разрушение личности (это основная тема цикла “Вино”). Равнодушие мира по отношению к человеку, несостоятельность религиозных доктрин вынуждают человека к бунту. Бодлер не принимает существующий порядок вещей и посягает даже на его основу – Бога, безразличного к страданиям людей. Поэт желает разрушить такой несправедливый порядок и ниспровергнуть установленные ценности. В “Литании Сатане” восставший против Бога Сатана становится для него защитником всех отверженных, их помощником на нелегком пути к истинному познанию и свободе.
В эту модель вписывается и тема поэта, сквозная в творчестве Бодлера. В стихотворении “Альбатрос” поэт противопоставляется бездушной толпе. Поэт – тот же изгой, “проклятый”, “сосланный с небес на землю”, чья участь особенно драматична, так как он обладает даром познания и прозрения. Предназначение искусства Бодлер видит в том, что среди мрака бытия оно освещает людям путь к истине. Бодлер открывает для поэзии новые области и новый эстетический принцип: изображение жестокой реальности в совершенной поэтической форме. Его слова точны, образы емки, а рифмы строги. Поэзию Бодлера отличают, если можно так выразится, скульптурная огранка каждой поэмы, величавость и звучность стиха. Уже само название сборника “Цветы зла” емко отражает смысл всего творчества этого самобытного художника. Сосуществование двух резко противопоставленных и неразрывно связанных друг с другом тем – отрицательной действительности и мира прекрасного – говорит одновременно о возможности и невозможности идеала и создает то трагическое звучание, которым пронизаны все стихотворения поэта. Бодлер стремится извлечь красоту из зла. Он писал: “Я нашел определение Прекрасного – моего прекрасного. Это нечто пылкое и печальное, нечто смутное, оставляющее место для догадок… Я почти не в силах вообразить себе Красоту, которая не была бы связана с Горем…”. В стихотворении “Гимн Красоте” автор провозглашает, что ему нет разницы, откуда она пришла, его не пугает, что Красота может быть жестокой, гадкой, ступающей “по мертвецам”, он готов все простить Красоте, только бы она дала ему возможность забыть о гнетущей действительности.
Романтизм для него заключается не в выборе сюжетов, не в правдоподобии, а в особой манере чувствования. И эта особая манера чувствования притягивает и завораживает, заставляет задумываться вновь и вновь о смысле и форме человеческого существования, оценивать окружающую действительность и стремиться к преодолению противоречий и зла в этом мире, стремиться ко всему прекрасному и гармоничному.



Тоска по гармонии в поэзии Ш. Бодлера (1)