Тоска по гармонии в поэзии Ш. Бодлера (2)

Я – строгий образец для гордых изваяний,
И, с тщетной жаждою насытить глад мечтаний,
Поэты предо мной склоняются во прах.
Но их ко мне влечет, покорных и влюбленных,
Сиянье вечности в моих глазах бессонных,
Где все прекрасное, как в чистых зеркалах.
Ш. Бодлер
Первая половина XX века отмечена возникновением и широким распространением нового течения в литературе. Это время можно по праву назвать началом новой эры – эры символизма в искусстве. И одним из основателей новой литературы является Шарль Бодлер. Именно его

произведения Элиот называл вещью “наиболее приближенной к сложному обновлению, с которым мы экспериментируем”.
В своем стремлении к идеалу, в поисках высшей гармонии Бодлер был очень близок к поэтам-романтикам. Но его поэзия, в отличие от поэзии романтиков, более реальна, жизненна, объективна; его стихотворения лишены абстрактной эмоциональности. В произведениях этого поэта четко прослеживается слияние внешнего и внутреннего мира, что выражается в наполненности метафорами, аналогиями,
сравнениями. Поэзия Бодлера, центральные мотивы которой наиболее ярко отразились в сборнике “Цветы зла”, основывается на понимании и отражении трагической несовместимости художника и буржуазного мира, по законам которого он вынужден существовать. Это общество, в котором господствуют зло, несправедливость, жестокость, насилие и низость нравов, совершенно неприемлемо и отвратительно поэту, но он понимает свое бессилие перед этим страшным, властным и сильным миром.
Стихотворения Бодлера выступают своеобразными “предметными уроками” несчастья, отчаяния, продажности цивилизации,
раздвоением человеческой души между добром и злом. С глубоким сочувствием относится поэт к людям труда и обездоленным, что наиболее ярко отразилось в его стихотворениях “Вечерние сумерки”, “Утренние сумерки” и некоторых других. Автор чувствует острую необходимость понимания природы окружающего людей зла, греховности и обреченности этого мира. Так как только с таким пониманием можно надеяться найти выход из этого замкнутого круга. Честно и открыто анализируя собственный опыт, собственную душу, собственную природу, Бодлер постепенно открывает все новое, неизведанное или запрещенное в человеческой природе. И с этих открытий начинается поиск красоты, то есть в какой бы то ни было реальности.
Герой произведений поэта исключительный, непохожий на других человек, он не хочет принимать ту мораль, которой подчиняются все, не может примириться с окружающей его действительностью. “Не хочу”, – решительно заявляет он всем тем, кто хочет подчинить его, заставить пойти против движения собственного сердца. И вместе с тем это человек, который несет в себе страдания всего мира, его боль:
Я оплеуха и щека,
Я рана – и удар булатом,
Рука, раздробленная катом,
И я же – катова рука!
Мне к людям больше не вернуться,
Я – сердца своего вампир,
Глядящий с хохотом на мир
И сам бессильный улыбнуться.
В этих строках наиболее ярко чувствуется то основное противоречие, которым пронизана вся лирика Бодлера – стремление человека к преодолению зла, и вместе с тем сознание неосуществимости своих стремлений.
Стихотворения поэта пронизаны вечным поиском идеала, гармонии, тягой к свободному полету. Не случайно в его поэзии часто можно встретить образы птиц, как олицетворение мечты автора о душевной свободе и чистоте. Таким является, например, его сонет “Альбатрос”, где звучит мотив символического сопоставления:
Поэт, вот образ твой! Ты также без усилья
Летаешь в облаках, средь молний и громов,
Но исполинские тебе мешают крылья
Внизу ходить, в толпе, средь шиканья глупцов.
Поэт придает исключительно большое значение органичному и цельному выражению духовной жизни, мироощущения и идеалов человека. Душа его постоянно стремится к полету, к свободе от тоски и тревог жизни. Его дух “взмахом быстрых крыл” поднимается над греховным и больным миром, чтобы там, в высоте, очиститься от отравленных испарений. И он искренне завидует тем, кто смог достичь этих лучезарных высот.
Трагически сознает поэт, что его и подобных ему людей окружает лишь зло и боль. Именно поэтому все его произведения проникнуты неисчерпаемым гуманизмом, состраданием к окружающим его людям, таким же несчастным и тоскующим по красоте, как и он. В каждом человеке – будь то одинокий, никем не понятый искатель справедливости или же несчастные старушки – автор видит в первую очередь живую душу, страдающую от противоречий, исканий, нужды.
Рассуждения поэта о вечном стремлении к недосягаемой мечте, о бесчисленных обманах на пути жизни в конце концов приводит его к горькому выводу, что исходом человеческих исканий является только смерть. А что он там найдет – безразлично:
Мы жаждем, обозрев под солнцем все, что есть,
На дно твое нырнуть – Ад или Рай – едино! –
В неведомую глубь – чтоб новое обресть!
Сущность творчества Бодлера довольно точно отразил М. Горький, который говорил, что поэт “жил во зле, добро любя”, и погиб, “оставив Франции свои мрачные, ядовитые, звучащие холодным отчаянием стихи…”.


1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars (No Ratings Yet)
Loading...


Тоска по гармонии в поэзии Ш. Бодлера (2)