“Век нынешний” и “век минувший” в комедии Александра Грибоедова “Горе от ума”

Комедия А. С. Грибоедова “Горе от ума” с поразительной точностью отразила основной конфликт эпохи – столкновение консервативных сил общества с новыми людьми и новыми веяниями. Впервые в истории русской литературы был высмеян не один порок общества, а все сразу: крепостничество, нарождающийся бюрократизм, карьеризм, подхалимство, солдафонство, низкий уровень образованности, преклонение перед всем иностранным, угодничество, то, что в обществе ценятся не личные качества человека, а “душ тысячки две родовых”, чин, деньги.

Главный

представитель “века нынешнего” в комедии – Александр Андреевич Чацкий – молодой человек, хорошо образованный, понявший, что хотя “дым Отечества” “сладок и приятен”, но многое в жизни России надо менять, и, в первую очередь, сознание людей.

Герою противостоит так называемое “фамусовское общество”, которым владеет страх перед прогрессивными идеями и вольнодумными мыслями. Его главный представитель – Фамусов – чиновник, по-житейски неглупый человек,

но ярый противник всего нового, прогрессивного, проявления любого свободомыслия:

Строжайше б запретил я этим господам

На выстрел подъезжать к столице,

– говорит он, имея в виду Чацкого и таких, как он. Фамусов, выражая идеи общества, представителем которого он является, считает ненужной всякую образованность и говорит, что “в чтеньи прок-от невелик”, а его “соратник”, в “ученый комитет который поселился”, с криком требовал присяг, чтоб “грамоте никто не знал и не учился”, да и учителей для своих детей дворяне, которые должны были нести в себе культуру российского общества, нанимали “числом поболее, ценою подешевле”.

Иностранцы и все иностранное – вот тот идеал, на который равняются представители фамусовского общества. Сам Фамусов заявляет, что “дверь отперта для званых и незваных, особенно из иностранных”, и естественно, что люди “века минувшего”, по выражению Чацкого, разговаривают на языке, являющем собой смешенье языков “французского с нижегородским”.

Но не только иностранцы желанные гости в доме Фамусова. Каждого мужчину, посещающего его дом, он рассматривает как потенциального жениха для Софьи, но к “кандидату в женихи” предъявляются определенные требования, и не к душевным качествам, не к чертам характера, а к материальному благосостоянию:

Будь плохонький, да если наберется

Душ тысячки две родовых,

Тот и жених.

У возлюбленного Софьи Молчалина, безденежного, безродного и бессловесного секретарь Фамусова, которому “ведь надобно ж зависеть от других”, нет шанса: “кто беден”, тот Софье “не пара”, а вот полковник Скалозуб – “и золотой мешок, и метит в генералы”.

А Чацкий по-другому относится к “звездам и чинам”. Он “служить бы рад”, но прислуживаться ему тошно, он считает, что надо служить “делу, а не лицам”. Но в обществе “века минувшего” считается почетным угодничество и низкопоклонство. Например, Фамусов рассказывает о своем дяде Максиме Петровиче, который “не то на серебре, на золоте едал” и имел “сто человек к услугам”, но

Когда же надо подслужиться,

И он сгибался вперегиб.

А Чацкий не готов мириться с таким подхалимством и противопоставляет “век нынешний” и “век минувший”:

Как тот и славился, чья чаще гнулась шея,

Как не в войне, а в мире брали лбом.

Стучали об пол не жалея!..

Но между тем, кого охота заберет,

Хоть в раболепстве самом пылком

Теперь, чтобы смешить народ,

Отважно жертвовать затылком.

Но “расшитый и красивый” мундир укрывал “слабодушие и рассудка нищету” военных. Ярким примером этому служит полковник Скалозуб, красноречиво рассуждающий лишь о “фрунте и рядах”, судящий обо всем “как истинный философ”, а о женщине небрежно отзывается: “Мы с нею вместе не служили”. В женском обществе царят те же законы, что и в мужском. Темами обсуждения в нем являются наряды, последний “бал и маскарад” и свежие сплетни, “словечка в простоте не скажут, все с ужимкой”. Начитавшись сентиментальных французских романов, они в своем воображении создают идеал “мужа-мальчика, мужа-слуги”.

И в этом, как ни странно, “соратником” Чацкого становится сам Фамусов, восклицающий:

Когда ж избавит нас творец

От шляпок их! Чепцов! И шпилек! И булавок!

Он называет французов “губителями карманов и сердец”.

Истоки пороков общества, окружающего Чацкого, лежат в самом обществе. Так, представители “века минувшего” трепещут перед тем, “что станет говорить княгиня Марья Алексевна” и что “сильные мира сего” не “порадеют родному человечку”. “Ведь нынче любят бессловесных”, – в отчаянии восклицает Чацкий, имея в виду Молчалина, который не “смеет своего сужденья произнесть”.

Зависимость всего и всех от мнения более чем не всегда достойных людей – вот следствие процветания фамусовского общества, где предметом разговоров и хвастовства являются крепостные, которых можно выменять на “борзые три собаки”, где низкого и подлого человека “ругают везде, а всюду принимают”, где нет места благородству, самоотверженности и любви.

Но, к счастью, Чацкий не одинок. Его свежая сила только еще “нарождалась”. Кроме Чацкого в комедии ее не представляет никто из сценических персонажей, но в репликах действующих лиц присутствует упоминание о князе Федоре, двоюродном брате Скалозуба, “химике и ботанике”, о профессорах Пединститута, “упражняющихся в расколах и безверьи”.

Вопреки симпатиям автора, победа оказывается на стороне фамусовского общества, хотя моральную победу одерживает Чацкий. В этом проявился реализм комедии.



“Век нынешний” и “век минувший” в комедии Александра Грибоедова “Горе от ума”