Внутренние монологи героев как средство психологического анализа в романе Л. Н. Толстого «Война и мир»



Лев Николаевич Толстой является непревзойденным мастером в искусстве психологического анализа души человека. Наиболее ярко этот феномен писателя проявляется в его великом произведении — романе-эпопее «Война и мир». В героях романа мы видим реальных людей с близкими нам чувствами и переживаниями. Н. Г. Чернышевский отмечал основные принципы мастерства Толстого: «Внимание графа Толстого более всего обращено на то, как одни мысли и чувства развиваются из других; ему интересно наблюдать, как чувства, непосредственно возникающие из данного положения или впечатления, подчиняясь влиянию воспоминаний и силе сочетаний, представляемых воображением, переходят в другие чувства, снова возвращаются к прежней исходной точке и опять странствуют, изменяясь, по всей цепи воспоминаний…» Л. Н. Толстому также важно было показать влияние внешних обстоятельств на внутренний мир героя, взаимосвязь субъективного и объективного начал.
В психологическом анализе личности Толстой пользовался разнообразными приемами. Наиболее испытанным средством выявления душевных тайн у него



является внутренний монолог. Как правило, он восходит к исповеди, к внутренним раздумьям героя. Нередко «беседа» персонажа с самим собой или с воображаемым собеседником отличается сложным противоречивым содержанием.
Показателен в этом отношении монолог князя Андрея в поле под Аустерлицем: «… как тихо, спокойно и торжественно, совсем не так, как я бежал, не так, как мы бежали, кричали, дрались… совсем не так ползут облака по этому высокому, бесконечному небу. Как же я не видел этого высокого неба? Да! Все пустое, все обман, кроме этого бесконечного неба». Здесь в сознании князя Андрея возникают такие контрастные и противостоящие друг другу явления, как «бежали», «кричали», «дрались» и «высокое бесконечное небо», «тихо», «торжественно». Сознание его как бы раздваивается.
То же происходит и с Пьером Безуховым. Думая о своих чувствах к Элен, еще не ставшей его женой, он понимает, что она глупа, что есть что-то «нехорошее», противоестественное в их отношениях. В то же время Пьер мечтает «о том, как она будет его женой, как она может полюбить его, … как все, что он об ней думал и слышал может быть неправдою». Причем иногда автор продолжает монолог героя, чтобы лучше показать его противоречивое состояние.
Внутренние монологи в романе показывают и переживание героями своих собственных поступков, поступков других людей, самооценку героя. В этом проявляется их характер. Если для Андрея и Пьера вполне естественно анализировать окружающие события и свое поведения, то Николай Ростов очень болезненно переживает этот процесс, потому что все события он воспринимает больше на эмоциональном уровне. На протяжении всего романа у Николая только два мысленных монолога, в которых Толстой показывает нам, как эта «мучительная работа мысли» противоестественна для его героя. Николай умен сердцем, и в этом они родственные с сестрой Наташей. Но автор гораздо чаще приводит в тексте внутренние монологи Наташи. Вероятно, это вызвано тем, в них в большей мере, чем в поступках и разговорах, проявляются скрытые намерения, тайные движения души. На примерах монологов Наташи лучше всего воспринимается напряженный, часто импульсивный психический процесс. Однако само течение монологов носит открытый характер.
В размышлениях передается и «мучительная работа мысли» таких героев, как Пьер, князь Андрей, отчасти Николай, Наташа. Но она чужда Борису Друбецкому, Бергу, Анатолю и Элен Курагиным, которые на протяжении всего романа не меняются и не эволюционируют. Воспроизводя тончайшие оттенки духовной жизни близких ему героев, Толстой отказывает в намеке на мысли и чувства постоянным, и поэтому чуждым ему героям, принадлежащим в основном к «высшему свету».
Еще раз, на примере романа-эпопеи «Война и мир», мы убеждаемся, что духовная красота героев у Толстого проявляется в непрерывном борении мыслей и чувств, в мечтах о деятельности, полезной для всего народ»



Внутренние монологи героев как средство психологического анализа в романе Л. Н. Толстого «Война и мир»