Внутренняя красота человека в романе Толстого “Война и мир”

Тему внутренней красоты человека в романе “Война и мир” я хочу раскрыть на примере образа княжны Марьи.

Слова, приведенные в эпиграфе, принадлежат биографу Л. Н. Толстого, который, наверное, ближе других был знаком с авторским замыслом. Но и без этого свидетельства читателю “Войны и мира” ясно, что княжна Марья входит в круг самых любимых героев Л. Н. Толстого. Что же делает ее, наряду с “волшебницей” Наташей, близкой великому писателю? Княжна Марья живет напряженным самопожертвованием, которое ею возведено в моральный принцип.

Она готова всю себя отдать другим, подавляя личные желания. Для нее “христианская любовь к ближнему, любовь к врагам достойнее, отраднее и лучше, чем те чувства, которые могут внушить прекрасные глаза молодого человека молодой девушке”; она более всего на свете желает “быть беднее самого бедного из нищих”.

О таком смирении, серьезном, от души идущем, Толстой говорит с благоговейным чувством.

Покорность своей судьбе, всем прихотям по-своему любящего ее отца-самодура,

религиозность сочетаются в ней с жаждой простого человеческого счастья. Но ее покорность – результат своеобразно понимаемого чувства долга дочери, не имеющей морального права судить о поступках своего отца. Когда чувство собственного достоинства требует этого, она проявляет необходимую твердость. Таков ее отказ князю Василию выйти замуж за Анатоля. Но с особой силой обнаруживается твердость ее характера, когда оскорблено ее патриотическое чувство, отличающее всех Болконских. Она не только выехала из Богучарова, несмотря на предложение французского покровительства, но запретила допускать к ней свою компаньонку-француженку, когда узнала о ее сношениях с неприятельским командованием. Однако своей личной, даже законной гордостью она может пожертвовать, если это нужно для спасения другого человека. Так, она просит прощения, хотя ни в чем не виновата, у своей компаньонки за себя и крепостного слугу, на которого обрушился гнев ее самодура-отца.

Вместе с тем отношение Толстого к жизненной позиции княжны Марьи в начале романа так же неоднозначно, как к своеволию юной Наташи или “самовозвышению” Андрея и Пьера. Вот что записано в дневнике писателя в пору начала работы над “Войной и миром”: “Так называемое самоотвержение, добродетель есть только удовлетворение одной болезненно развитой склонности. Идеал есть гармония”.

И в романе Толстого эта мысль присутствует: возводя свою жертвенность в принцип, отворачиваясь от “живой жизни”, княжна Марья подавляет в себе нечто неотъемлемо важное. Сурово-аскетические суждения героини внушены ею самой себе – вопреки глубоко затаенной жажде земной любви. Ведь стоило появиться в Лысых Горах Анатолю Курагину, и жертвенность – как моральный принцип княжны – в опасности. А в конце романа графиня Марья страдает от сдержанности Николая Ростова, не намеренного, при его материальной стесненности, просить руки богатой дочери князя Болконского. Княжна Марья сама побуждает Николая отказаться от такого рода жертвенности, противоречащей интересам “живой жизни”. В конечном счете для Толстого 60-х годов личное счастье человека не менее законно, чем признаваемое им право на счастье другого.

Смиренное самопожертвование, следовательно, не представляется в “Войне и мире” как высшая жизненная цель. Но этому духовному порыву Толстой отдает бесспорную дань уважения. Именно жертвенная любовь в конечном счете привела княжну Марью к семейному счастью: при встрече с Николаем в Воронеже “в первый раз вся эта чистая духовная, внутренняя работа, которою она жила до сих пор, выступила наружу”. В полной мере проявила себя княжна Марья как личность, когда обстоятельства побудили ее, после смерти отца, к житейской самостоятельности, и главное – когда она стала женой и матерью. Счастливая графиня Марья Ростова опоэтизирована больше, чем безропотно покорная дочь Николая Андреевича Болконского княжна Марья. О гармоничности, богатстве внутреннего мира Марьи Ростовой говорят и ее дневники, посвященные детям, и ее облагораживающее влияние на мужа. Ярче всего это находит выражение в портретной характеристике, в постоянно упоминаемых автором “лучистых глазах”, которые в минуты душевного оживления делали прекрасным некрасивое лицо княжны Марьи:

Есть что-то в ней, что красоты прекрасней,

Что говорит не с чувствами – с душой…

Смирению и самопожертвованию княжны Болконской сопутствуют бескорыстные нравственные чувства и напряженная духовная работа, чем она дорога и близка автору. “Это – именно то строгое, серьезное лицо, которое должно торжественно вынести на себе идею романа из хаоса его подробностей… дать всему смысл и значение” – так писал о роли образа княжны Марьи в романе П. В. Анненков.



Внутренняя красота человека в романе Толстого “Война и мир”