Военная проза В. Быкова

Победу над фашистской Германией называют Великой. Это потому что ежедневно и ежечасно, на протяжении бесконечно долгих 1418 дней и ночей, она создавалась нечеловеческим напряжением миллионов людей на фронте и в тылу, включая детей, стариков и женщин. Ее ковали работники-тыловики, кормившие, обувавшие нашу армию, снабжавшие ее необходимым оружием и боеприпасами, и каждый боец на своей боевой позиции – маленьком островке героизма посреди бушующего океана войны. В этом заключается подвиг всех и каждого в то время, в этом источник Великой Победы.

Ярким

показательным примером такого неоднозначного выбора для меня является повесть Василя Быкова “Обелиск”. В этом произведении деревенский обелиск над братской могилой олицетворяет вечную память о подвижничестве народа в годы Великой Отечественной войны.

Василь Быков ушел на войну восемнадцатилетним юношей. Военное училище, а затем – фронт. Сначала пехота, потом истребительная противотанковая артиллерия. Был ранен, числился без вести пропавшим, и его имя даже выбито

на обелиске на одной из братских могил. Поэтому личная судьба писателя сродни судьбе тех пяти человек, чьи имена выбиты на обелиске, на котором лишь спустя годы появилось еще одно имя – имя учителя Алеся Ивановича Мороза.

Повесть пронизана атмосферой раздумья, характерной для творчества Быкова. Она раскрывает читателю нравственный смысл подвига. В авторском понимании подвиг является основной мерой гражданской позиции и общественной ценности человека. Вот почему Быков так строг к себе и своему поколению.

И еще мы понимаем, что у подвига могут быть разные измерения. Например, учитель Мороз за всю войну не убил ни одного фашиста. Более того, он, как и до войны, продолжал учительствовать при оккупантах.

Известно, что одноплановость и односторонность вредит поиску истины при решении любой, казалось бы, самой простой задачи. Может быть, закрыть собственной грудью амбразуру вражеского дзота или направить горящий самолет на вражескую колонну с техникой и боеприпасами даже легче, чем самолично явиться на расправу к гитлеровцам. А ведь именно так и поступил скромный деревенский учитель, когда, арестовав пятерых учеников, фашисты потребовали явки Мороза в комендатуру.

В повести автор не дает однозначного решения моральной проблемы. Он просто представляет на наш суд две противоположные точки зрения – Ксендзова и Ткачука. Первый говорит, что никакого подвига не было, что учитель Мороз не совершал героического поступка. А потому зря Павел Миклашевич, бывший ученик Мороза, чудом выживший в дни арестов и казней, столько времени и сил своей жизни потратил на то, чтобы имя учителя было выбито на обелиске рядом с именами пятерых погибших учеников.

Спор Ксендзова и бывшего партизанского комиссара Ткачука происходит в день похорон Миклашевича. Он, как и Мороз, после войны стал учителем и работал в сельской школе. Уже одним этим он доказал не только свою верность памяти учителя, но и то, что тот сеял разумное, доброе, вечное.

В отличие от Ксендзова, комиссар Ткачук пытается вникнуть в нравственную сторону поступка Мороза: “Не будем учить мы – будут оболванивать они”. И нам трудно опровергнуть подобное выражение. Ведь борьба за души подростков в наши дни не менее актуальна, чем в годы оккупации. И тому, кто завоюет симпатии молодежи, будет принадлежать будущее.

Учитель Мороз знал, что идет на верную смерть. Он знал, что казнят и его, и ребят. Нравственная сила этого поступка оказалась настолько значимой, что Павел Миклашевич через всю жизнь пронес идеи своего учителя. Он и сам стал учителем, чтобы иметь возможность передать своим ученикам то, что в свое время вложил в него учитель Мороз. Писатель не случайно вводит в повествование сцену, когда Ткачук узнает, как один из учеников Миклашевича помог недавно задержать бандита. “Я так и знал. Миклашевич умел учить. Еще та закваска, сразу видать”, – произносит Ткачук по этому поводу. И эти слова являются самой лучшей похвалой Миклашевичу и оправданием Мороза.

В. Быков заставляет нас задуматься над смыслом героизма и подвига – совсем скромного и малозаметного. Таких поступков недальновидные люди не замечают или говорят о них в сослагательном наклонении. Но для настоящего человека нравственный выбор всегда однозначен – правда выше лжи, верность выше предательства. Нравственный выбор и есть настоящий подвиг.

На примере истории, изложенной в повести В. Быкова “Обелиск”, мы можем проследить своего рода генеалогию подвига. Как утверждает древнеиндийская мудрость, “посеешь поступок – пожнешь привычку, посеешь привычку – пожнешь характер, посеешь характер – пожнешь судьбу”. Такие семена сеял в своих учениках Мороз, его примеру следовал Миклашевич. И можно не сомневаться, что Витька, ученик Миклашевича, со временем тоже станет настоящим учителем.


1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars (No Ratings Yet)
Loading...


Военная проза В. Быкова