“Я не старушонку убил… я себя убил…”

Герой романа Ф. М. Достоевского “Преступление и наказание” Родион Раскольников совершил преступление: убил старуху-процентщицу и ее сестру Лизавету.

Что же стало причиной этого преступления? Бедственное положение семьи? Да. Нищета, доведшая героя до болезни и отчаяния? И это тоже. Но все-же главная причина – в созданной самим же Раскольниковым теории преступления “по совести”. По этой теории люди делятся на “обыкновенных” и “избранных”, “великих”. “Великие” могут “для общего блага” нарушать нравственные

законы общества, могут преступать закон.

Раскольников долго размышлял о том, “тварь ли он дрожащая или право имеет”? И решил доказать прежде всего себе и другим, что может совершить преступление “по совести”, “перешагнуть через кровь”, оправдывая его тем, что убийство дряхлой, мелочной старушонки, “которой уже нечего делать на этом свете”, будет для многих благом, а ее деньги станут спасением для обездоленных людей.

Но, совершив преступление, Родион, терзаемый

муками совести, понимает, что он не из “разряда право имеющих”. Он презирает себя за муки совести, за то, что оказался “тварью дрожащей”. Ведь, кроме “никчемной старухи”, он убил ее сестру Лизавету, свидетеля преступления. И тут теория Раскольникова не выдерживает испытания жизнью. Пытаясь переделать свою натуру. Раскольников приходит к трагическому раздвоению.

Жизнь его разделилась на то, что было до преступления и после него. Герой обрек себя на страдания. Он признается Соне: “И не деньги, главное, нужны мне были… когда я убил… мне надо было узнать тогда, вошь ли я, как все, или человек? Смогу ли я переступить или не смогу?” И не смог. Не смог преступить через свою совесть. Убив процентщицу, Родион убивает все то человеческое, что связывало его с человеческим миром, с людьми: “Я не старушонку убил… я себя убил”. С этого признания и началось раскаяние. Герой понял, что все люди незримо связаны, жизнь каждого человека – безусловная ценность, и никто не имеет права распоряжаться чужой жизнью. А потом была “явка с повинной”, суд, каторга.

Итак, Раскольников наказан. Вроде бы все просто и ясно: нарушил закон – отвечай. Но совсем не “явка с повинной” и каторга были наказанием для Раскольникова. И отвечал он не столько перед законом, сколько перед своей совестью. Герой ощущает вину не перед законом, а перед собственной совестью, перед невинно убитой Лизаветой, перед матерью, сестрой, Соней Мармеладовой. Перед людьми. Перед землей своей. И поэтому, чтобы “искупить вину страданием”, он идет на Сенную площадь и, как ему советовала Соня, становится на колени и целует землю, перед которой он согрешил… “Все разом в нем размягчилось, и хлынули слезы…”

Трагизм Раскольникова – в ложности теории “наполеонизма”. Он понял это, совершив преступление, но возвратиться к прежней нормальной жизни смог только через страдания. В Сибири, на каторге, происходит мучительное освобождение Раскольникова от идеи “сверхчеловека”. И есть надежда на его нравственное возрождение и возвращение к людям.



“Я не старушонку убил… я себя убил…”