“Я заслужил смерть, господа присяжные”

Выстрел Жюльена в госпожу де Реналь поставил точку в мучительных попытках Жюльена Сореля достичь компромисса между “красным” и “черным”. Цена прозрения – жизнь. Он совершил двойное преступление – выстрел прозвучал в церкви – неслыханное святотатство. Таким образом, Жюльен Сорель сознательно приговорил себя к смерти.

Все возвращается на круги своя: “первый шаг” на пути к призрачному счастью Жюльен сделал в церкви города Верьера, и “последний шаг” к духовному возрождению сделан там же. Шаг в будущее и шаг в

небытие. Между ними вся жизнь героя, наполненная внутренней борьбой противоречивых чувств, борьбой с самим собой: безжалостной, жестокой, но честной.

На пороге смерти, в преддверии Истины Жюльен наконец-то понял, что в этой жизни достичь компромисса он не сможет, и ему стало легче: “Жюльен чувствовал себя твердым и решительным, как человек, который ясно видит, что происходит в его душе”. Пелена спала с его глаз, и он увидел то главное, что и является настоящей жизнью: “Увы! Госпожи

де Реналь нет со мной… Вот откуда мое одиночество, а вовсе не оттого, что в мире нет Бога справедливого, доброго, всемогущего, чуждого злобы и мстительности!.. О, если бы он только существовал! Я бы упал к его ногам. “Я заслужил смерть,-сказал бы я ему, – но, великий Боже, добрый милосердный Боже, отдай мне ту, кого я люблю!”

Выстрелив в госпожу де Реналь, сожалеет ли Жюльен Сорель о содеянном? Нет! И еще раз – нет! И подтверждение этому – его речь на суде: “Итак, я заслужил смерть, господа присяжные. Но будь я и менее виновен, я вижу здесь людей, которые, не задумываясь над тем, что молодость моя заслуживает некоторого сострадания, пожелают наказать и раз и навсегда сломить в моем лице эту породу молодых людей низкого происхождения, задавленных нищетой, коим посчастливилось получить хорошее образование, в силу чего они осмелились затесаться в среду, которую высокомерие богачей именует хорошим обществом”.

Через три дня приговор был приведен в исполнение: “Все произошло очень просто, благопристойно и с его стороны без малейшей напыщенности”. Услышал ли Бог первую и последнюю искреннюю и страстную молитву Жюльена, кто знает? “Но через три дня после казни Жюльена” госпожа де Реналь “умерла, обнимая своих детей”. Где им уготована встреча: в аду или в раю. Кто знает?



“Я заслужил смерть, господа присяжные”