“Записки охотника” И. С. Тургенева

Перечитывая “Записки охотника”, мы должны воздать должное благородной и одухотворенной натуре их творца. В богатстве личности автора и высоте его идеала – залог бессмертия произведения искусства. В красоте души простого русского мужика отразилась прекрасная душа самого писателя. Он разглядел “искру Божию” в другом потому, что имел ее сам. Какие бы споры ни велись вокруг “Записок охотника” – одном, пожалуй, все критики сходились единодушно: Tургенев показал себя блестящим мастером поэтического пейзажа, теш это признано

всеми. Однако если внимательно вчитаться в тургеневское описание природы, то окажется, что очень часто писатель рисует пейзажи, как будто вовсе не отличающиеся особой “красотой”, рою даже невзрачные. Откуда же ощущение поэзии? “…Созние прекрасного находится в нас самих, и чем более мы любим природу и все ею созданное, тем более мы находим прекрасного везде на земле” – так считал Тургенев. Ощущение поэзии авторского пейзажа возникает прежде всего из его подлинной любви к
природе. “Природа улыбнулась мне”. В одном из лучших рассказов цикла – “Певцы” – прямо выразились эстетические взгляды Тургенева, его требования к произведению искусства. Рассказ о соревновании двух певцов – рядчика и Якова-Турка – приобретает символическое значение. Рядчик поет бойко, виртуозно, он украшает пение немыслимыми переливами, и кажется, в этом нет предела его умению и возможностям. Подобные ухищрения приводят в восторг, создают впечатление, что это и есть искусство и выше подняться уже нельзя. Но лишь до того момента, пока не появляется возможность сравнить одухотворенное мастерство с идущим из глубины души искусством подлинным, от которого “закипают на сердце и поднимаются к глазам слезы”. Образ Якова-Турка вырастает в рассказе до высокого символа. Все лучшее, что есть в народе, в простом русском человеке, прекрасная и возвышенная душа его – заключены в таланте Якова. “В нем была и неподдельная глубокая страсть, и молодость, и сила, и сладость, и какая-то увлекательно беспечная, грустная скорбь. Русская, правдивая, горячая душа звучала и дышала в нем и так и хватала вас за сердце, хватала прямо за его русские струны. Он пел, и от каждого звука его голоса веяло чем-то родным и необозримо широким, словно знакомая степь раскрывалась перед вами, уходя в бесконечную даль”. Тургенев считал, что красота – единственная бессмертная вещь, она разлита всюду, простирает свое влияние даже над смертью, но нигде она не сияет с такою силой, как в человеческой индивидуальности. Большая часть “Записок охотника” создана вдали от России. Одно из самых национальных, самых русских произведений нашей литературы – не только по теме, но и по духу – не просто создано за границей, но, по уверению автора, не могло быть написано в самой России: “…знаю только, что я, конечно, не написал бы Записок охотника, если б остался в России”. Писатель не мог жить в том окружении, которое возненавидел. Он не мог смириться с крепостным правом, унижающим и его человеческое достоинство. Он поклялся себе бороться с этим злом, никогда не примиряться с тем положением вещей, которые были обычными в крепостнической России. В этом сказался характер Тургенева: при внешней мягкости и податливости в том вопросе он был непреклонным. В крепостном праве он видит основное зло отчизны.



“Записки охотника” И. С. Тургенева