ИЗОБРАЖЕНИЕ РУССКОГО ЖЕНСКОГО НАЦИОНАЛЬНОГО ХАРАКТЕРА В “ПОВЕСТЯХ БЕЛКИНА”

В развитии русской художественной про-
зы значение А. С. ПушкинА особенно велико:
ведь у него почти не было предшественников.
На гораздо более низком уровне, по сравне-
нию с поэзией, находился литературный язык
прозы. Поэтому перед ПушкинЫм-прозаиком
встала исключительно трудная задача обра-
ботки материала данной области словесного
искусства. Прозаические жанры привлекали
своей большей доходчивостью. Не зря в эти
годы Пушкин отмечал: “Повести и романы
читаются всеми и везде”.
Первым завершенным

пушкинским про-
изведением в прозе явились “Повести покой-
ного Ивана Петровича Белкина” (1830 год).
Они приписаны условному автору, провинци-
альному помещику, который собирал анекдо-
ты из уездной жизни. Именно ему рассказы-
вают занимательные истории разные герои:
титулярный советник (“Станционный смотри-
тель”), подполковник (“Выстрел”), приказчик
(“Гробовщик”), девица (“Метель”, “Барышня-
крестьянка”). Так Пушкин подчеркнул
“про-
фессиональную” причастность всех этих
людей к известным историям: чиновник рас-
сказывает о чиновнике, офицер – о дуэлях,
девица – о любви и так далее. Автор стре-
мится уверить читателя, что все рассказан-
ное в повестях правда, что это подлинные ис-
тории, происходившие на самом деле.
Рассмотрим более подробно повесть
“Станционный смотритель”. В ней Пушкин
создает русский женский национальный ха-
рактер. Это дочь смотрителя Дуня. Она кра-
сивая, разумная, проворная. В этих определе-
ниях – характер, личность, судьба Дуни.
В них выражено идеальное сочетание разных
граней женского русского национального ха-
рактера, необходимое для выполнения глав-
ной природной миссии – защиты, сохранения
и продолжения жизни. Удивительная красота
девушки оказывала чудесное, преображаю-
щее действие на всех людей, делая их добрее,
пробуждая в них высокие чувства, изменяя
состояние их души.
Вообще, красота занимает особое место
в художественном мире ПушкинА, Вячеслав
Иванов писал о внутренней соприродности
Красоты и Доброты, что можно назвать осно-
вой идеала ПушкинА. Подлинная красота ес-
тественно вызывает у человека чувство ра-
дости, счастья, делает его добрым и откры-
тым миру, помогает преодолеть в себе низкие
чувства и пороки. Такое понимание пушкин-
ской героини подтверждают и слова маль-
чика в конце повести, которые раскрывают
позицию писателя, его отношение к Дуне:
“Прекрасная барыня… добрая барыня… слав-
ная барыня!”. Таким представляется харак-
тер Дуни – ясный, определенный, цельный.
С этой позиции можно объяснить ее поступ-
ки, мысли и чувства. Однако Самсон Вырин
ценит в ней более всего хозяйственные каче-
ства. Он видит в ней прежде всего прекрас-
ную домохозяйку (“Ею дом держался: что
прибрать, что приготовить, за всем успева-
ла”). При этом внешность и обаяние Дуни
творили чудеса с проезжими. При ее появле-
нии люди успокаивались, а накопленная зло-
ба не выплескивалась на бедного смотрителя.
Но юная кокетка стремилась в высший свет,
законы которого она усвоила. А ее отец не
представлял для своей дочери другой жизни,
кроме как на почтовой станции. Поэтому он
не хотел верить в искренность и глубину
чувств дочери и проезжего гусара. Хотя
Дуня “ехала по своей охоте”, можно пред-
положить, что она и Минский не просто
сразу понравились, а “узнали” и полюбили
друг друга. Произошла та встреча, когда лю-
ди прозревают друг в друге родственную ду-
шу. И Дуня сделала свой свободный выбор,
идя навстречу судьбе.
В такой свободе героини заключается для
ПушкинА идеал личного поведения. В ситуа-
ции неизбежного выбора между Минским и
отцом Дуня поступает “по законам счастья и
жизни”. Именно так, по мнению ПушкинА,
должна поступать настоящая женщина. Од-
нако отношение читателя к Дуне неодно-
значно – Пушкин лишь обозначил пробле-
му. Перед ней стоит труднейшая задача –
она должна выбирать между своим счастьем
и спокойствием отца. Дуня умна, и она пони-
мает, что на почтовой станции у нее нет бу-
дущего, поэтому она выбирает Минского.
Кроме того, Дуня видела свой долг в обрете-
нии Дома.



ИЗОБРАЖЕНИЕ РУССКОГО ЖЕНСКОГО НАЦИОНАЛЬНОГО ХАРАКТЕРА В “ПОВЕСТЯХ БЕЛКИНА”