Любовь и милосердие

Что, собственно, способствовало пробуждению самосознания Катерины? Когда она почувствовала себя личностью? Когда полюбила. Именно любовь Катерины при всей ее трагической обреченности освещает ярким светом окружающий мрак. Ее любовь возрождает Тихона и даже Бориса, пробуждая в них чувства сострадания и жалости; и в них растет, разумеется, в разной мере, то самое самосознание, которого они были вначале лишены.

В последнем действии “Грозы” Островский выводит не только действующих лиц, но и нас, читателей, зрителей, на совершенно новый

уровень восприятия и понимания сложнейших проблем межличностных отношений. Возникает мотив доброты и прощения. Кулигин произносит очень мудрые слова, передающие самую суть истинно народных представлений о человечности, о необходимости чуткого и бережного отношения друг к другу. “Вы бы простили ей да и не поминали бы никогда”,-так наставляет он несчастного Тихона. И далее: “Она бы вам, сударь, была хорошая жена; гляди – лучше всякой”. А когда Тихон называет Бориса своим врагом,
Кулигин снова пытается образумить его: “Врагам-то прощать надо, сударь!” Тихон отвечает: “Поди-ка поговори маменькой, что она тебе на это скажет”.

Две морали, два уровня сознания сталкиваются здесь совершенно отчетливо. Одна, передающая высокие нравственные представления, выработанные многовековым опытом народа, и вторая – жестокая, изуверская, античеловечная по самой сути система взглядов Кабанихи, противостоящая не только тысячелетней гуманистической традиции, но даже и христианским принципам, хотя она-то считает себя истинно религиозным человеком.

Наконец, в последнем, седьмом явлении заключительного пятого действия Кулигин произносит слова, которые можно считать важнейшими для понимания замысла драматурга. Появляясь с телом Катерины, он говорит: “…она теперь перед судией, который милосерднее вас!”

Милосердие – вот то слово, которое объясняет этическую позицию драматурга. Мысль Островского находится в полном соответствии с теми народными представлениями, которые нашли отражение в стихотворении Н. А. Некрасова “Зеленый Шум” . Там говорится о сложной нравственной коллизии, тяжелых раздумьях героя, которому изменила жена. Но постепенно вместо жажды кровавой мести он приходит к сознанию иных нравственных представлений:

И все мне песня слышится
Одна – в лесу, в лугу:
“Люби, покуда любится,
Терпи, покуда терпится,
Прощай, пока прощается,
И – Бог тебе Судья!”

Гибель Катерины предопределена тем, что она живет в мире, где нет прощения, милосердия, пощады. А мир, в котором нет милосердия, обречен.




Любовь и милосердие