Путь К. Рылеева на Сенатскую площадь

На исходе первой четверти XIX века Россия впервые увидела революционное движение против царизма. Одним из руководителей восстания дворян 14 декабря 1825 года на Сенатской площади был Кондратий Федорович Рылеев. Имя это навечно занесено в летопись русской истории.

Неотъемлемой частью гражданского дела Рылеева стало его литературное дело. В поэзии Рылеева отразился самый значительный этап дворянского освободительного движения – от роспуска Союза благоденствия и образования Южного и Северного обществ до открытого революционного выступления

декабристов.

Кондратий Федорович Рылеев родился 18 сентября в селе Батове Софийского уезда Петербургской губернии. Рылеев не знал счастливого, безоблачного и радостного детства. Небольшое поместье приносило мало дохода, и родители не могли дать будущему поэту блестящее образование и воспитание. Отец Рылеева, подполковник Эстляндского полка, выйдя в отставку, управлял киевским поместьем князей Голицыных. Он относился к сыну холодно, был скуп и жесток. Но мать Рылеева была сердечна

и добра, и сын привязался к ней.

В 1801 году мальчика отдали в Первый кадетский корпус, где он провел тринадцать лет. Здесь завязались дружеские связи, пробудились литературные интересы, возникли гражданские чувства и понятия.

Воспитанников корпуса, как и все русское общество, всколыхнула Отечественная война 1812 года. Патриотическими чувствами наполнены незрелые оды юного поэта “Любовь к отчизне”, “Князю Смоленскому”, в которых прославлялись русские полководцы и воздавалась хвала М. И. Кутузову.

В 1814 году прапорщик Рылеев отправился в составе артиллерийской бригады за границу. Он увидел Польшу, Германию, Францию и Швейцарию. Позднее, в своих показаниях на следствии, Рылеев признавался: “Свободолюбием первоначально заразился я во время походов во Францию в 1814 и 1815 гг.”. В 1818 году он вышел в отставку.

Идейному и литературному созреванию Рылеева способствуют большие международные и внутренние события. После наполеоновских войн Европа бурлила. В России свирепствовала реакция. К управлению страной пришел Аракчеев, учредивший военные поселения. По команде выходили и на учения, и на полевые работы. Барабан и порка сделались символами времени. Рост правительственных репрессий – расправа с семеновцами, ссылка Пушкина – революционизировали русское общество.

Все эти события, конечно, не прошли мимо Рылеева. Критически относясь к российской действительности, он проникается оппозиционными настроениями.

В качестве заседателя Санкт-Петербургской палаты уголовного суда он непосредственно сталкивается с несправедливостью, беззаконием, с продажностью чиновников. Рылеев честно и смело встает на защиту крестьян и обиженных людей из низшего сословия.

Идейное мужание Рылеева сопровождается быстрым ростом литературного мастерства: сначала в петербургских журналах появились его стихотворения, написанные в Острогожске, но вскоре – осенью 1820 года – к Рылееву пришла подлинная поэтическая слава. На страницах журнала “Невский зритель” была напечатана чудом проскочившая цензуру сатира “К временщику”.

Современников удивила гражданская смелость Рылеева, не побоявшегося нанести звонкую пощечину всесильному Аракчееву.

Дальнейшее развитие этих начал в творчестве Рылеева происходит в 1821-1823 годах не в одах и элегиях, а в думах. Думы явились тем переходным жанром, который помог Рылееву объединить гражданскую мысль и личные переживания.

Поэт хотел пробудить в дворянской молодежи гражданские чувства, воспитать в ней любовь к отчизне и ненависть к деспотии, подвигнуть ее на активное и сознательное действие, зажечь историческими примерами. Изменчивость и разнообразие исторических и психологических коллизий лишь подчеркивает неизменность патриотических и свободолюбивых идей.

Все это предопределило художественную противоречивость дум. Исторические герои Рылеева убеждают эмоциональной силой своих страстей, общественными поступками, а не конкретной правдой характеров. Они думают, чувствуют, говорят по-декабристски. Дмитрий Донской, например, обращаясь к войску накануне Куликовской битвы, “гремел”:

Летим – и возвратим народу
Залог блаженства чуждых стран
Святую праотцев свободу
И древние права граждан.

Войско ему не менее восторженно:

К врагам! за Дон! – вскричали войска. –
За вольность, правду и закон!

Главное для Рылеева – гражданский итог, цель, которая преследуется жизнеописанием. Из двух начал дум – жизнеописания и назидания – на первый план выступает назидание. В нем содержится центральная идея, которую автор пропагандирует.

Пропаганда любимой идеи требует прямого, непосредственного выражения, лирического строя речи. Жизнеописание – это рассказ, повествование. В думах совмещаются повествование и лирика, но так как агитационная цель важнее для Рылеева, то повествование отступает на второй план и лирически окрашивается.

Переход поэта к поэмам и драмам совпал с изменением идейных позиций Рылеева.

В 1823 году Рылеев был принят И. И. Пущиным в Северное общество. В 1824 году, после встречи с П. И. Пестелем, заметно усилились революционные настроения Рылеева. Если в 1821-1823 годах поэт еще верил в просвещенный абсолютизм, то, начиная с 1824 года, он отстаивает республиканскую форму правления и от всей души желает гибели самовластью. Вместе с другими декабристами Рылеев готовит план революционного переустройства России.

Приход Рылеева сразу же оживил тайную организацию. Вскоре личные заслуги поэта были признаны всеми, и он вошел в верховный орган общества – Думу, сплотив вокруг себя влиятельную и радикально настроенную группу республиканцев. Рылеев выступал против личной диктатуры, убежденно настаивал на передаче всей полноты власти после успешного восстания Верховному собору.

В стихотворении “Я ль буду в роковое время…” наиболее полно выразился тот образ декабриста, страстного и горячего, чистого и высокого душой, живым воплощением которого был сам Рылеев.

Прошло немного времени, и поэт ценой собственной жизни доказал, что слова не расходились у него с делом.

19 ноября 1825 года внезапно умер Александр I. Декабристы решили использовать подходящий момент для вооруженного восстания. На квартире поэта одно совещание сменялось другим. Рылеев, трезво оценив ситуацию, нашел, что декабристы не готовы к выступлению. Он проявил исключительную находчивость и настойчивость, наметив практические меры.

В ночь на 14 декабря у Рылеева снова состоялось собрание. Михаил Бестужев вспоминал: “Как прекрасен был в этот вечер Рылеев! Он был нехорош собой; но когда он попадал на свою любимую тему – на любовь к родине, – физиономия его оживлялась, черные, как смоль, глаза озарялись неземным светом, речь текла плавно, как огненная лава, и тогда, бывало, не устаешь любоваться им”.

Восстание было разгромлено. Рылеева арестовали и заключили в Петропавловскую крепость. После мучительного следствия поэта в числе пяти декабристов приговорили к казни четвертованием, но потом заменили ее повешением. Ранним утром 13 июля 1826 года “великий гражданин” – так называл Рылеева декабрист А. В. Поджио – был казнен.

С гибелью Рылеева не угасла его гражданская страсть, не умолк его политический голос. Традиции боевой, насыщенной большими общественными идеями и чувствами поэзии Рылеева питали русскую литературу. И сегодня творчество Рылеева помнят, чтят и любят, ибо оно – пользуясь выражением Александра Блока -“корнями вросло в русское сердце”.



Путь К. Рылеева на Сенатскую площадь