Система образов романа “Отцы и дети” И. С. Тургенева

В соответствии с идейно-тематическим содержанием строится система образов романа. В центре ее фигура Базарова, раскрываемая с разных точек зрения, в различных взаимоотношениях и ситуациях. Линия Аркадий – Базаров позволяет выявить, с одной стороны, истинный нигилизм Базарова, резко отличающийся от простой увлеченности новым течением Аркадия. Для него это оказывается лишь проявлением молодого задора и преклонения перед мощной личностью Базарова. С другой стороны, Аркадий, избавившийся от “болезни” нигилизмом, естественно и органично

входит в нормальное русло жизни: он женится на Кате, у него нет непримиримых противоречий с отцом. Более того, все они прекрасно уживаются вместе, Аркадий успешно продолжает дело отца по организации фермы и проявляет к этому гораздо большие способности. Так эстафета от одного поколения естественно переходит к другому – это и есть норма жизни, освященная традицией и вечными, непреходящими ценностями. Именно этого и не дано познать Базарову, который, как и Павел Петрович Кирсанов, обречен
на одинокую жизнь.

Система образов романа строится так, что у этих двух идейных противников по сути не оказывается даже единомышленников. Кроме Аркадия, на звание нигилиста в романе претендуют еще два персонажа – Ситников и Кукшина. Но оба они представлены как образы-пародии на нигилистов и не оставляют у читателя сомнений в том, какова их истинная сущность – мелкая и ничтожная. Сатирически развенчивается и представитель нового поколения политиков, “прогрессист” Иван Матвеевич Калязин, один из тех, на кого возлагает свои надежды Павел Петрович. И здесь автор не оставляет места сомнениям: единственное, на что способен этот новый “деятель” – красиво говорить и пускать пыль в глаза другим.

Особую роль в романе играют женские образы. Правда, среди них мы не встретим героиню, соответствующую понятию “тургеневская девушка”. Это одухотворенная, светлая натура, обладающая глубиной и силой характера, ищущая счастья и способная бороться за него. Ее отличает нравственная чистота и устремленность к идеалу. Среди героинь “Отцов и детей” нет ни одной, которая бы соответствовала всем этим критериям. Так, Катя, натура сильная, сумевшая завоевать и отстоять свое счастье, девушка умная и развитая, но в ней нет той одухотворенности, стремления к идеалу, которая присуща героиням других романов Тургенева, например, Лизе Калитиной из “Дворянского гнезда”. Тем более вряд ли можно отнести к “тургеневским девушкам” Фенечку, хотя она играет определенную роль в сюжете: из-за нее происходит дуэль Павла Петровича и Базарова. Любовь к ней Николая Петровича поначалу осложняет его отношения с Аркадием, но потом отец и сын находят путь к взаимопониманию и оба обретают счастье в семейной жизни.

По контрасту с этой семьей рисуется семья Базаровых, в которой старики отец и мать Евгения, беззаветно любящие сына и всеми силами стремящиеся удержать его в родном доме, не могут преодолеть пропасть, разделившую их. Вина в этом лежит прежде всего на самом нигилисте, утратившем те непреходящие ценности, которые соединяют прочными узами родных людей. Как и Николай Петрович, отец Базарова пытается понять сына, даже интересуется его делами, а мать, милая, простая русская женщина, всю себя растворившая в семье, в своей любви к мужу и сыну, чувствует со стороны Евгения только отстраненность и холодность, которая пугает ее. Тяжело переживают они утрату сына, навсегда врезаются в память читателя две одинокие фигуры несчастных стариков на могиле Базарова. Такова расплата за презрение героя к извечным законам жизни, отрицание ее таинственной силы и власти над человеком.

Эта тема рока, судьбы, тайны, мистических сил перекликается с еще одним женским образом. Княгиня Р., возлюбленная Павла Петровича, перевернувшая всю его жизнь и рано умершая, очерчена не вполне определенно, с сюжетом она непосредственно не связана. Тем не менее этот образ важен для понимания тех линий сходства, которые возникают между Базаровым и Павлом Петровичем. В ее натуре кроется какая-то роковая тайна, но очевидно, романтический, мятущийся, неуравновешенный, страстный характер княгини Р., скорее, соотносим с философской проблемой загадки бытия и стоит ближе к героиням поздних мистико-философских новелл Тургенева, таких как “Клара Милич”.

Ближе всего к образу “тургеневской” героини стоит Анна Сергеевна Одинцова. Натура сильная, глубокая, независимая, наделенная развитым умом, красавица Одинцова тем не менее холодна и эгоистична. Она единственная в романе верно поняла сложный и противоречивый характер Базарова, по достоинству оценила его, но ей не хватило смелости и решимости, чтобы связать с ним свою жизнь. Насыщенной, непредсказуемой, но крайне трудной жизни с этим необыкновенным человеком она предпочитает несколько скучное, но весьма комфортное существование в привычных для нее условиях богатого аристократического круга. В конце романа мы узнаем, что Анна Сергеевна весьма удачно вышла замуж и вполне удовлетворена своей жизнью.

Тем не менее следует отметить важнейшую роль этого женского образа в развитии сюжета и значение его для понимания образа Базарова. С этой точки зрения, образ Одинцовой сопоставим с образом Павла Петровича Кирсанова – идейного антагониста Базарова, главного защитника либеральных идеалов. Ранее отмечалось, что его позиция не только противопоставляется позиции Базарова, но они и сопоставляются по степени односторонности и непримиримости, что является особенностью системы образов романа. Выявить черты сходства этих героев, а также внести в проблематику романа и раскрытие образа Базарова философские основы помогает любовная линия, связанная с образом Одинцовой.

До знакомства с ней образ Евгения Базарова достаточно определен. Это нигилист, провозглашающий идею полного и беспощадного отрицания: весь существующий в России порядок, который, с его точки зрения, должен быть разрушен до основания, включая и все иные, внеполитические сферы, связанные с прежней жизнью. Поэтому Базаров отрицает красоту, поэзию, музыку, природу как объект эстетического наслаждения, философское мышление, основанное на идеализме. Также он отрицает старые семейные устои, нравственные постулаты, а вместе с тем и любовь как чувство романтическое, нематериальное.

Для Базарова, как ранее для Павла Петровича, случайная встреча на балу с женщиной, которую он полюбил романтически, страстно и навсегда, изменяет все в его жизни, вносит сумбур в прежде стройную систему взглядов. Он даже утрачивает интерес к своим привычным занятиям естественными науками. Внутри него происходит слом. Страстная и по своей природе иррациональная, неодолимая любовь пробудила в Базарове вопросы философского, общечеловеческого характера, столь не схожие с его прежней вульгарно-материалистической позицией. Это вопросы жизни и смерти, вечности и мгновения, места человека в мироздании: “Я вот лежу здесь под стогом, – размышляет он в главе XXI. -…Узенькое местечко, которое я занимаю, до того крохотно в сравнении с остальным пространством, где меня нет и где дела до меня нет; и часть времени, которую мне удастся прожить, так ничтожна перед вечностью, где меня не было и не будет”.

Вместе с этим меняется взгляд Базарова и по конкретноисторическим вопросам, даже по такой кардинальной проблеме, как отношение к народу. Именно тогда он размышляет о мужике как о “таинственном незнакомце” и говорит, что “возненавидел этого последнего мужика, Филиппа или Сидора, который будет жить в белой избе, а из меня лопух расти будет”. Словами: “Я нужен России… Нет, видно не нужен”, – произнесенными в предсмертный час, Базаров фактически признает торжество обстоятельств над собою. Но гордая, непокорная натура героя все же не смиряется до самого конца. Это видно в том, как стойко, героически Базаров встретил смерть.

Сразу после выхода романа образ его главного героя Базарова получил самые противоречивые толкования и оценки: от утверждения его жизненности и значимости для России, признания в нем “титана, восставшего против своей матери-земли и побежденного ею” до отрицания реалистичности этого образа, выражения в нем негативного отношения автора, приведшего к созданию не жизненного типа, а карикатуры на “новых людей” . Консервативный “Русский вестник”, наоборот, признавал в Базарове общественную болезнь времени и утверждал, что Тургенев не только достоверно ее отобразил в своем романе, но и указал путь борьбы с ней с помощью усиления охранительных начал.

Сам автор оказался, в известном смысле, жертвой разгоравшейся в русском обществе борьбы, спровоцированной его романом. В письме Достоевскому, который наиболее глубоко понял роман и оказал влияние на критическую статью о нем Н. Н. Страхова, Тургенев с огорчением писал: “Никто, кажется, не подозревает, что я попытался в нем представить трагическое лицо – а все толкуют: зачем он так дурен? или – зачем он так хорош?”. Но можно утверждать, что до сих пор загадка этого образа остается неразгаданной и споры о нем продолжаются.



Система образов романа “Отцы и дети” И. С. Тургенева