“Жизнь коротка, искусство вечно” (1)

“Жизнь коротка, искусство вечно”, – так говорили древние римляне. Это выражение означает, что ценности, воплощенные в произведениях искусства, вечны и не теряют своей значимости. Глядя на великие архитектурные сооружения прошлого, убеждаешься в том, что это изречение абсолютно верно. Но как быть с произведениями словесного искусства?
Английский прозаик и драматург Уильям Сомерсет Моэм как-то заметил, что вечность любого литературного произведения измеряется несколькими столетиями. К примеру, среднего современного читателя сложно

заставить прочесть замечательный, полный злой сатиры и терпкого юмора роман Франсуа Рабле “Гаргантюа и Пантагрюэль”, который всего несколько столетий назад был бестселлером, как “Гарри Поттер” сейчас. Впрочем, не стоит ходить за такими далекими примерами. Роман “Евгений Онегин”, бывший суперпопулярным в первой четверти XIX века, сегодня превратился в учебный материал для уроков литературы, и немногие взрослые перечитывают его. Что же, выходит, произведения литературы
стареют быстрее, чем древние храмы и статуи?
Секрет недолговечности литературных произведений в том, что материал, из которого они созданы, недолговечен, а точнее, изменчив. Язык меняется стремительно, вбирая в себя новые слова и избавляясь от старых. Тот же процесс овладения новым и отказа от старого происходит и в сознании читателя. Но при этом нельзя считать абсолютными подобные “устаревание” и “обновление”, ведь существуют литературные произведения, которые не потеряют своей ценности еще много веков.
“Вечные образы” в художественной литературе немногочисленны. Назовем шекспировских Макбета и Гамлета, Дон Кихота Сервентеса, гетевского Фауста. А по-настоящему “вечных тем” и того меньше: любовь, смерть, подвиг во имя человечества – вот, пожалуй, и все.
Произведениям, в которых нашли отражение “вечные темы”, суждена долгая жизнь. Они продолжают будоражить умы, находят все новые и новые воплощения в драматургии, изобразительном искусстве, музыке. Вспомним вехи на пути “вечных” литературных произведений.
Гравюры Гюстава Доре, иллюстрирующие “Божественную комедию” Данте Алигьери.
Опера “Фауст” Шарля Гуно, где использован тот же сюжет, что и в гетевском “Фаусте”.
Балет “Дон Кихот” Людвига Минкуса, поставленный по мотивам одноименного романа Сервантеса.
Постановка шескпировского “Гамлета” театром Мейерхольда, а также экранизация знаменитой трагедии русским режиссером Козинцевым.
И это лишь немногие примеры того, как мастера искусств осваивают наследие литературы прошлого.
Видимо, преемственность и есть то, что делает литературные произведения вечными. Изменяется язык художественной литературы, литераторы каждой эпохи привносят в прозу, драматургию и поэзию что-то свое, однако остаются вечными темы и образы, рожденные гением великих мастеров прошлого.
Выходит, “вечные” темы и образы уже всесторонне разработаны? Неужели сегодня не создаются произведения, которые со временем станут классикой, войдут в “золотой фонд” мировой культуры? На самом деле, “вечные темы” вечны уже потому, что них не существует времени. И сегодня создаются литературные произведения, заслуживающие того, чтобы остаться в веках. Жизнь коротка, искусство вечно, и они не могут существовать друг без друга.



“Жизнь коротка, искусство вечно” (1)