“История одного города” М. Е. Салтыкова-Щедрина – критика рабской психологии и пассивности

Я не научился любить свою родину

С закрытыми глазами, с преклоненной

Головой, с запертыми устами.

П. Я. Чаадаев

Создав в своем воображении фантастический город Глупов, М. Е. Салтыков-Щедрин населил его удивительными персонажами. Он поставил перед собой задачу написать произведение, в котором на суд читателей будет выведена не история, а современность. “Мне нет никакого дела до истории, и я имею в виду лишь настоящее”, – сказал Щедрин.

Жизнь города Глупова на протяжении веков – это “жизнь, находящаяся под игом безумия”.

Правят городом “мрачные идиоты” и “прохвосты” в лице его многочисленных градоначальников. Но кем же они правят?

С горькой иронией изображает сатирик глуповцев, в образе которых воплощено все холопство, чинопочитание. Бесконечное терпение привело к бесчисленным бедствиям. “Мы люди привышные! – говорили они. – Мы претерпеть могим”.

Но все же иногда и глуповскому терпению приходит конец, и тогда вспыхивают бунты. История города знает их много, и каждый

из них -“бунт бессмысленный и беспощадный”. Глуповцы топят в реке, бросают в воду первых попавшихся граждан и легко поддаются усмирению. Бунт заканчивается всеобщей поркой, зачинщиков сажают в тюрьму, а глуповцы снова живут в страхе и трепете.

Писатель показал то общее, что объединяет глуповцев. Это добровольное подчинение власти, быстрое приспособление к самым нелепым законам, страх и начальстволюбие.

Отвечая на обвинение критики, что он издевается над проcтым народом, Щедрин утверждал: “Изображая жизнь, находящуюся под игом безумия, я рассчитывал на возбуждение в читателе горького чувства, а не веселонравия”.

Некоторые эпизоды “Истории одного города” похожи на сцены народной жизни из поэмы Н. А. Некрасова “Кому на Руси жить хорошо”. Оба художника слова создали их практически в одно время и сосредоточили внимание не на обильной и могучей, а на убогой и бессильной Руси.

Глуповцы почти всегда выступают массой. Так бегут они к дому градоначальников. Все вместе бросаются на колени. Толпами убегают из деревень, где свирепствуют пожары и голод. Собираются на сходку, выбирают ходоков, вместе поют или ударяются в гульбу и пьянство, от которого на какой-то момент становится легче жить.

Создавая образы глуповцев, писатель протестует против идеализации русского народа. Не будь у глуповцев покорного, терпеливого отношения к жизни, пассивного подчинения чужому произволу, совсем по-другому сложилась бы их судьба.

Сатирик видел свою задачу в том, чтобы научить народ рассуждать, помочь ему бороться, открыто выступать против брудастых и угрюм-бурчеевых.

Писатель заканчивает книгу сценой готовящегося восстания против Угрюм-Бурчеева. Все дело в пробуждении народного сознания. Но в реальной жизни Салтыков-Щедрин не видел для этого условий. Поэтому он создал знаменитую сцену смерча, когда земля тряслась, солнце померкло, а глуповцы пали ниц. Раздался треск, и Угрюм-Бурчеев исчез, словно растаял в воздухе.

В сцене выражены и желание скорых перемен, и справедливый горький скептический взгляд на жизнь.

Книга заканчивается словами: “История прекратила течение свое”. Что же остановилось? Действительно история? Или череда чудовищных градоначальников? Или холопство и покорность глуповцев? “Из Глупова в Умнов дорога лежит через Буянов, а не через манную кашу”, – писал Щедрин, намекая на единственный возможный выход.



“История одного города” М. Е. Салтыкова-Щедрина – критика рабской психологии и пассивности