М. В. Ломоносов – певец наук разума, труда и России

Несмотря на громкую поэтическую славу, сам Ломоносов не слишком высоко ценил собственное стихотворчество, считая его дополнительным занятием по сравнению с другими сферами своей деятельности. На самом деле его поэзия сыграла исключительно важную роль в развитии русской литературы.

Ломоносовское поэтическое наследие разнообразно, однако центральное место в нем занимают оды, сочинение которых входило в круг служебных обязанностей ученого.

Как правило, Ломоносов писал оды “на случай”, то есть в ознаменование важных событий

государственной жизни – например, празднования военных побед, годовщины восшествия на престол императрицы, дня ее именин и пр. Однако подобные “случаи” поэт использовал как стартовую площадку для вдохновенного полета творческой фантазии, а коронованных адресатов своих посланий – лишь как повод для размышлений о величии и самобытности России, о ее историческом пути и перспективах развития. Именно эти размышления, а не требуемая от придворного поэта “хвала” правителям, являются
главной темой од Ломоносова, обусловливающей их высокое гражданское и патриотическое звучание. Более того, положенная по жанру похвала правителям в ломоносовской поэзии исподволь превращалась в нечто противоположное – в их воспитание. Поэт уверенно указывал им, что следует делать для процветания страны, да еще настойчиво приводил в пример Петра I, которого боготворил как уникального труженика на троне, гениального создателя могущественной державы и прозорливого кормчего русской культуры. Поучая первое лицо в государстве, Ломоносов утверждал за поэтом право судить и наставлять царей, тем самым отстаивая представления о высшей власти и высшей ценности поэтического слова. Эти представления вошли в кровь культуры России; ими отчасти определялись и пафос русской литературы, и сами судьбы русских писателей.

Поэзии М. В. Ломоносова присуща ярко выраженная философская направленность. Нередко она принимает форму непосредственных раздумий о бытие, мире, человеке, но гораздо чаще проявляется в том, что монументальные картины природы и истории густо окрашиваются философской мыслью, охватывающей собой весь мир – от вселенских бездн до застывшего в янтаре муравья – и восторженно отмечающей в этом мире отпечатки величия Божьих и человеческих замыслов.

В создателе таких картин, безусловно, чувствуется мыслитель эпохи Просвещения: Ломоносов прославляет науки, искусства мощь человеческого разума, движимого жаждой познания и силу труда, служащего делу преобразования мира. Вместе с тем в нем легко угадывается ученый, увлеченный естествоведческими исследованиями, поэтизирующий современные и будущие достижения науки, проповедующий научный путь познания мира. Однако при этом он остается самоценным художником: его стихи – не рифмованное изложение научных знаний или просветительских идей, а поразительные по охвату и художественной красоте поэтические картины. И хотя Ломоносов следовал всем правилам науки о стихосложении, весьма рационально используя для убеждения читателя определенные художественные средства, его стихи не были продуктом “холодного ума”. Благодаря яркой образности и настроению глубокого восторга перед мирозданием, столь мудро устроенным и столь щедро насыщенным неразгаданными тайнами, они производили сильное эмоциональное впечатление на современников.

Литературному творчеству М. В. Ломоносова принадлежит ключевая роль в развитии российской словесности XVIII в. Это хорошо понимали русские литераторы следующего столетия. “Петром Великим русской литературы” называл Ломоносова критик В. Г. Белинский, а писатель Н. В. Гоголь утверждал: “Ломоносов стоит впереди наших поэтов, как вступление впереди книги”. Надолго в русской поэзии прижилось – в качестве устойчивой рифмы к фамилии Ломоносов – характеризующее этого гения словосочетание “слава россов”. Действительно, он сам был “славой россов” и своей многогранной творческой деятельностью способствовал укреплению “славы россов” на арене мировой культуры.




М. В. Ломоносов – певец наук разума, труда и России