Островский и украинская культура

Творчество А. Н. Островского сыграло важную роль в укреплении идейно-художественных связей русской и украинской культур. Русский драматург постоянно проявлял живой интерес к украинской литературе и театру. В детстве среди учителей Островского был некто Тарасенко, о котором мы ничего не знаем, кроме того, что он был украинцем. Он-то и дал мальчику какое-то представление об украинском языке. Через несколько лет это пригодилось Островскому, когда он переделывал для русской сцены комедию Г. Квитки-Основьяненко “Щира любов, або Милий дорожче

за щастя” . К сожалению, текст этой переработки не найден. И в последующие годы Островский интересовался развитием театрального дела в Украине, посещал спектакли украинских театральных коллективов в Москве.

В 1860 г. Островский вместе с известным артистом А. Е. Мартыновым, которому врачи в связи с его тяжелой болезнью посоветовали провести летние месяцы на юге, побывал в Украине. Это путешествие дало ему много новых впечатлений и широко отразилось в его дневнике и письмах.

Харьков

был первым большим городом в Украине, где по пути на юг остановились Островский и Мартынов. Здесь их восторженно встретил местный журналист Турбин. Драматург сообщал в одном из писем интересные подробности о пребывании в Харькове и о впечатлениях от дальнейшего пути.

30 мая “были в театре, где в этот день давали “Бедность не порок”. Мы сидели в закрытой директорской ложе; но благодаря Турбину вся публика знала о нашем присутствии, и по окончании пиесы я должен был из своей ложи при громе рукоплесканий раскланиваться с публикой. В Харькове… мы в первый раз увидели белую акацию, которая растет не кустами, а большими деревьями, мы ее застали в полном цвету – благоухание неописанное! Из Харькова мы выехали на другой день утром и ввалились в самую центру Малороссии… Я с каждым мужиком пускался в разговоры, и им, видимо, нравилось, что я говорю по-ихнему”.

В Одессу Островский и Мартынов приехали 4 июня и остановились в прекрасной гостинице на Приморском бульваре, рядом со знаменитым памятником герцогу Ришелье, которого одесситы и теперь называют Дюком, совсем недалеко от не менее знаменитой лестницы, ведущей вниз – к порту. Драматургу она показалась “единственной в своем роде”.

Из Одессы Островский и Мартынов отправились в Крым. В одном из писем драматург рассказывал о своем посещении Севастополя, который был почти уничтожен во время Крымской войны: “Был в несчастном Севастополе. Без слез этого города видеть нельзя”.

В августе того же 1860 г. Островский и Мартынов отправились домой. К несчастью, состояние здоровья Мартынова ухудшалось с каждым днем. В Харькове, на обратном пути, он скончался на руках у своего друга.

Островский посетил Харьков еще раз много лет спустя, в 1883 г., но только проездом – по дороге в Ростов.

Есть нечто замечательное в том, что одним из первых в украинской литературе талант Островского заметил и сразу же оценил Тарас Шевченко. Уже первую пьесу Островского “Свои люди – сочтемся!” он воспринял как образец общественной сатиры, которая содействует духовному воспитанию зрителей. Называя эту пьесу “сатирой умной, благородной”, Шевченко ставил ее в один ряд с такими обличительными произведениями, как пьеса “Ревизор” Гоголя и картина П. Федотова “Сватовство майора” .

Несколькими годами ранее, во время пребывания Шевченко в ссылке, по его инициативе был поставлен спектакль по пьесе Островского “Свои люди – сочтемся!”. Премьера состоялась в конце декабря 1850 г. и была затем повторена несколько раз. Сам Шевченко играл роль чиновника Рисположенского.

Эстетические принципы Островского, художественное новаторство его произведений, правдивое изображение многообразных явлений действительности, демократическая направленность творчества – все это способствовало утверждению реалистических основ украинской драматургии.

Активным пропагандистом творчества Островского в Западной Украине был М. П. Драгоманов. Он первый прислал во Львов несколько пьес русского драматурга. В своих статьях и письмах Драгоманов настойчиво подчеркивал мысль о значении творчества Островского для украинской литературы.

Произведения великого русского драматурга очень интересовали И. Я. Франко. Он ценил в них верное изображение социальной среды, мастерство в создании характеров даже эпизодических персонажей. Вместе с тем Франко не все принимал в творческом наследии Островского. Критические замечания Франко вызвала даже “Гроза”. Эту драму, по прямому совету Драгоманова, перевел М. И. Павлык – известный украинский общественный деятель, писатель и публицист. В его переводе “Буря” была в начале 1880-х гг. поставлена во львовском театре, а в 1900 г. вышла отдельной книгой. В рецензии на это издание Франко отметил прежде всего неясность образа Катерины. По мнению рецензента, Добролюбов в своей знаменитой статье не объяснил должным образом, как в условиях “темного царства” могла появиться столь поэтическая и цельная натура. Франко считал, что характер Катерины у Островского “совсем исключительный и загадочный”.

Вполне вероятно, что в данном случае Франко учитывал точку зрения Писарева. Впрочем, критические замечания украинского писателя объяснялись не столько политическими или идеологическими разногласиями, сколько соображениями эстетического и этического порядка. Он предпочитал строго реалистическое объяснение зависимости характера героини от окружающей среды. Не удовлетворяли Франко также колебания Катерины, ее борьба с собой, внутренние мучения.

Еще в 1883 г. в статье “Неволя женщин в украинских народных песнях” Франко сравнивал “Грозу” с украинской народной “Песней про жандарма”, отдавая предпочтение героине песни перед Катериной: “Жена Николая поступает совсем открыто, не скрывая своей любви, для нее нет ни позора, ни упреков, нет ничего, кроме этой любви…” Как известно, “Песня про жандарма” послужила основой для известной драмы Франко “Украденное счастье” . Высказывалось мнение, что существует сходство между этим произведением и “Грозой”, во всяком случае, в отношении двух героинь – Анны и Катерины. Не все исследователи считают такие параллели правомочными. Вполне вероятно, однако, что Франко все же учитывал творческий опыт Островского, но сознательно отталкивался от него, создавая свой вариант образа женщины, открыто отстаивающей право на личное счастье. Такая полемика была намечена еще в статье “Неволя женщин в украинских народных песнях”.

Пьесы Островского имели важное значение в развитии актерского и режиссерского мастерства в украинском театре. Идейно-художественные взгляды и драматургия И. К. Карпенко-Карого, М. Л. Кропивницкого, М. П. Старицкого формировались с учетом творческих достижений Островского. Во многих городах Украины пьесы русского драматурга шли с большим успехом. Так, труппа Н. К. Садовского в 1891 г. сыграла “Лес” на русском языке. Только в 1909 г. Н. К. Садовский смог поставить “Доходное место” в собственном переводе.

Пьесы Островского продолжали сохранять почетное место в репертуаре многих украинских театров и в последующие десятилетия.




Островский и украинская культура