Художественные средства изображения в “Слове о полку Игореве”

Автор “Слова” использует самые разнообразные художественные средства изображения: гиперболы, метафоры, сравнения, контрасты, эпитеты, олицетворение.

Необъятность Русской земли подчеркивается им одновременностью действия в разных ее концах: “девицы поют на Дунае, льются голоса через море до Киева”, “трубы трубят в Новгороде, стоят стязи в Путивле”, “кони ржут за Сулою, звенит слава в Киеве”.

Таким же, как у него самого, обостренным слухом и зрением, способным преодолевать пространство, наделяет автор и своих героев: когда Всеславу в Полоцке позвонят к заутрене рано у святой Софии в колокола – он в Киеве уже звон слышал, а когда Олег вступал в золотое стремя в городе Тмутаракани – тот звон слышал, бывало, великий Ярослав, а Владимир Мономах всякое утро уши себе закладывал в Чернигове.

Широкое пространство действия объединяется гиперболической быстротой передвижения по нему действующих лиц. Всеслав, по выражению автора “Слова”, хитростями подперся на коней и скакнул к городу Киеву и доткнулся копьем до золотого престола киевского. Отскочил от него лютым зверем. В полночь из Белгорода скрылся в синем облаке, наутро же, поднявшись, оружием отворил ворота Новгорода, расшиб славу Ярослава.

В обширных пространствах Руси могущество героев “Слова” приобретает гиперболические размеры: Владимира Мономаха

нельзя было пригвоздить к горам Киевским; Галицкий Ярослав подпер горы, затворил Дунаю ворота.

Чем шире охватывает автор Русскую землю, тем конкретнее и жизненнее становится ее образ, в котором оживают реки, вступающие в беседу с Игорем, наделяются человеческим разумом звери и птицы, принимающие участие в судьбе Игоря.

Вся художественная система “Слова о полку Игореве” построена на контрастах.

Один из самых острых контрастов, пронизывающих всю поэму, – это контраст книжных элементов стиля с народнопоэтическими. Элементы книжные и устные, переплетаясь, создают своеобразие и разнообразие стиля этого небольшого, но исключительно богатого по форме и содержанию произведения.

Широко представлена в “Слове” и феодальная символика. В военно-дружинной среде определенное символическое значение имели меч, стяг, копье, стремя. Выражение “понизить стяг” обозначало признать себя побежденным, “испить шлемом воду из какой-либо реки” значило покорить земли на ее берегах.

Но ближе всего “Слово” к народной поэзии. Народны образы дерева, преклоняющегося до земли от горя, никнущей от жалости травы, сравнения битвы с пиром, с жатвой. Близок к народному плачу плач Ярославны. В народных плачах постоянны те же обращения к ветру, к реке, к солнцу, которые звучат и в плаче Ярославны. Сон Святослава полон народных поэтических символов. Описание бегства Игоря из плена отражает сказочные мотивы: в сказках нередко герой, спасающийся от преследующего его колдуна, также обращается в животных. Подобно Игорю, обернувшемуся соколом и бившему гусей и лебедей к завтраку, обеду и ужину, в былине о Вольге Всеславьевиче последний, обернувшись соколом, бьет гусей и лебедей для своей дружины. Народного богатыря напоминает Всеволод буй-тур, когда он прыщет на врагов стрелами, гремит об их шлемы мечами. Подобно Илье Муромцу, Всеволод буй-тур сражается с врагами, и куда поскачет – там лежат поганые головы половецкие.

Народная стихия в “Слове” выражается в характерных для народной поэзии отрицательных метафорах, в фольклорных эпитетах, в некоторых гиперболах, сравнениях и т. д.

Поразительно, что столь небольшое произведение так богато и даже роскошно по языку. Автор “Слова” очень точно и метко подбирает слова и выражения. Соловьиное пение не прекратилось – оно “уснуло”; синие молнии не просто блестят – они “трепещут”; трава не просто полегла – она “никнет”. Персты не просто кладут на струны – их “воскладают”. Славу можно “расшибить” и “притрепать”. Тоска “разливается. Печаль “течет” посреди Русской земли. Веселье “развеивается по ковылю”.

Автор очень скуп на эпитеты, но зато употребленные им – метки. Например, такие эпитеты: жемчужная душа, “теплые” туманы, “живые” струны.

Богато и разнообразно слуховое восприятие автора “Слова”. Голоса девиц на Дунае не просто доносятся до Киева – они “вьются”. Телеги у него не скрипят, а “кричат”, как лебеди. Соловьи “щекочут”, их песни “веселые”, орлы “клекчут”, лисицы “брешут”, галки “говорят”, кони “ржут”, вороны “грают”, туры “рыкают”, сороки втроекоташа, дятлы тектом поведают путь Игорю, ночью слышен звериный свист и т. д.

Зрительная четкость образов “Слова” поразительна. Его автор обладал повышенным чувством цвета, характерным для эпохи высокого развития древнерусской живописи, наступившего в XII веке. Зрительно впечатляют образы плавающих в красной крови золотых шлемов, зеленой травы на серебряных берегах Донца, черной земли, политой красной кровью.

Таковы далеко не все художественные средства изображения, используемые автором “Слова о полку Игореве”.

Небольшой памятник, посвященный горестному поражению русских в походе против половцев 1185 года, оказался одной из самых больших и радостных побед русского художественного слова.

Красотой “Слова” были упоены люди безукоризненного вкуса: Жуковский, Пушкин, Гоголь, а в XX веке – Блок, Бунин, Лихачев и многие другие литераторы. “Слово о полку Игореве” – это гениальный памятник древнерусской литературы, у которого нужно учиться поэтическому мастерству.



1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars (No Ratings Yet)
Loading...

впечатления от романа доктор живаго
Художественные средства изображения в “Слове о полку Игореве”